Великие о Бхагавад-гите

Лев Толстой
Лев Толстой

«Я твердо верю в основной принцип Бхагавад-гиты, всегда стараюсь помнить его и руководствоваться им в своих действиях, а также говорить о нем тем, кто спрашивает мое мнение, и отражать его в своих сочинениях».

«Если бы не было Кришны, не было бы нашего понятия о Боге».

«Все учение и вся жизнь Кришны есть только любовь. Кришна не принимает ничего, кроме любви, действует только любовью, дышит только ею и говорит только ею».

«Метафизическая религиозная идея Кришны есть вечная и универсальная основа всех истинных философских систем и всех религий».

о. Александр Мень
о. Александр Мень

«Когда читаешь Гиту после Упанишад — ощущаешь тепло и интимность живой встречи души с Высшим. И хотя философски Гита тесно связана с „тайным учением“ брахманов, Бог для нее не только абстрактное понятие или безличный Абсолют, для достижения которого нужно утратить свое „я“: Он — личностный Бог».

«Высшей религией Бхагавад-гита провозглашает веру в Единого и Истинного; высшим мерилом этики — бхакти, преданность Ему, упование на Него, служение Ему».

«Согласно Кришне, к совершенству ведет не только мистическое отрешение, но и бхакти — любовь, благоговение, вера. Всякий, кто с доверчивым сердцем прибегает к Богу, не погибнет, кем бы он ни был».

«Любовь человека не тщетна, молитва его не бессмысленна, упование его не ложно. Бхакти [преданность Всевышнему] подобна нежному растению, которое тянется к солнцу, и с вышины ему навстречу несутся солнечные лучи. Для Неба уже как бы не существует земных различий и условностей. Члены разных каст, мужчины и женщины, все призываются в чертог высшей Любви».

Григорий Бонгард-Левин
Григорий Бонгард-Левин, академик РАН, индолог

«Формально это диалог между Арджуной и Кришной о долге кшатрия [воина], о битве Пандавов и Кауравов. Но фактически — это идейно насыщенное произведение о существе морали, о смысле истинной нравственности, о соотношении мирского и божественного, о назначении человека.

Свои глубочайшие идеи — о сущности природы и человеческой души, о добре и зле, о жизни и смерти, о пути человека в этом мире Гита выражает свободным языком поэтических метафор, вне жесткой системы терминологии. Это обеспечило Гите огромную популярность в прошлом; сочетание идейной глубины, поэтической ясности и доступности — все это объясняет, почему и сейчас она притягивает к себе сердца и умы многомиллионных масс Индии, и почитателей индийской культуры в других странах».

Ральф Уолдо Эмерсон
Ральф Уолдо Эмерсон

«Я был обязан Бхагавад-гите замечательным днем. Это — первая из книг; такое впечатление, что целая империя говорит с нами: в ней нет ничего мелкого, незначительного, все крупное, последовательное, безмятежное; это голос древнего разума, размышлявшего в другую эпоху и в другой обстановке, но над теми же вопросами, что беспокоят нас».

Генри Дэвид Торо
Генри Дэвид Торо

«Каждое утро я омываю свой разум в величественной, космогонической философии Бхагавад-гиты, в сравнении с которой весь наш современный мир с его литературой выглядят беспомощными и бледными».

Олдос Хаксли
Олдос Хаксли

«Бхагавад-гита — наиболее полная энциклопедия духовного развития, совершенное выражение ценностей, без которых немыслимо существование человечества. Это одно из наиболее ясных и всесторонних философских учений. Оно дает поразительную панораму духовных и интеллектуальных поисков, поэтому всегда будет иметь величайшую ценность не только для Индии, но и для всего человечества».

Карл Густав Юнг
Карл Густав Юнг

«Бхагавад-гита сравнивает человека с перевернутым деревом, корни которого растут сверху, из неба. Эта идея прошла через века. Сходство с ведическими представлениями прослеживается у Платона в „Тимее“, где он говорит: „...ибо мы, люди, суть не земные, а небесные растения“».

Герман Гессе
Герман Гессе

«Чудо Бхагавад-гиты в том, что в ней практические советы, житейская мудрость помогают постичь божественное откровение. Это дивное откровение, эта мудрость жизни, эта философия, достигающая своего наивысшего расцвета в религии, — это то, что мы ищем и в чем нуждаемся».

Альберт Швейцер
Альберт Швейцер

«Бхагавад-гита оказала глубочайшее влияние на жизнь всего человечества, поскольку учит, как предаться Богу и посвятить Ему свою жизнь».

Махатма Ганди
Махатма Ганди

«Когда меня охватывают сомнения, когда разочарования следуют одно за другим, и не видно луча надежды на горизонте, я обращаюсь к Бхагавад-гите и нахожу стих, приносящий успокоение. Я сразу же начинаю улыбаться, забывая о переполнявшей меня печали. Те, кто размышляют над Гитой, постоянно черпают в ней радость и открывают в ней новый смысл».